burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

Categories:

Производство и потребление продуктов питания в РСФСР и РФ 1950-2016 гг.

Одним из главных аргументов в пользу перехода от плановой системы хозяйства к рыночной было якобы неудовлетворительное обеспечение населения СССР и РСФСР продуктами питания.

В действительности, по оценкам ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), СССР в середине 1980-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания[1]. В 1985 г., по данным ФАО (FAOSTAT), житель СССР в среднем получал в день 54,2 г белка животного происхождения[2]: в мясе ‑ 22,2 г, в молоке ‑ 15,2 г, в рыбе ‑ 9,5 г, в яйцах ‑ 4,6 г. Для сравнения: в том же году житель США получал в день 69,4 г белка животного происхождения: в мясе ‑ 36,9 г, в молоке ‑ 23,2 г, в рыбе ‑ 4,2 г, в яйцах ‑ 4,3 г. Это отставание неуклонно сокращалось в советский послевоенный период, значительно увеличилось в 1990-е гг. и восстанавливалось в 2000‑е гг. в темпе 1960-1970-х гг. (Рис. 2- 1).

Рис. 2- 1. Потребление белка животного происхождения в СССР, России и США (по оценке ФАО), грамм в день на душу населения

Особенно резко за советский период улучшилось питание крестьян. Согласно данным исследований дворовых бюджетов в последние годы перед Первой мировой войной и в советское время, средний рацион питания изменялся следующим образом (Табл. 2- 1):

Табл. 2- 1. Потребление продуктов питания в семьях крестьян (колхозников) в Российской империи и в РСФСР (по материалам обследования семейных бюджетов)*

Основой для обеспечения питанием на таком уровне было отечественное сельскохозяйственное производство:

Табл. 2- 2. Производство основных продуктов питания на душу населения (в кг) в 1989 году

Потребление населением РСФСР в 1989 г. яиц, хлебных продуктов и картофеля обеспечивалось за счет собственного производства. Мясными и молочными продуктами РСФСР обеспечивала себя, соответственно, на 87% и 83%, овощами и бахчевыми – на 84%. В 1989-2014 гг. жители РСФСР, РФ и США имели следующий тип питания:

Табл. 2- 3. Потребление основных продуктов питания в США* и России (в среднем на душу населения, кг)

Граждане СССР имели основания быть недовольными системой распределения продуктов питания (перебои в снабжении, очереди, неравномерность в поставках некоторых продуктов по регионам и пр.). Кроме того, после достижения уровня питания, удовлетворяющего базовые потребности человека, в обществе возникли новые требования – к разнообразию продуктов, их расфасовке, упаковке, рекламе и т.д.

Однако восприятие этих недостатков во многом зависело от идеологического давления. Например, в 1989 г. молока и молочных продуктов в среднем по СССР потребляли 363 кг в год на человека, что является исключительно высоким показателем (в США в тот год – 263 кг), но при опросах 44% опрошенных жителей СССР ответили, что потребляют молока недостаточно. Более того, в Армении, где велась особо сильная антисоветская пропаганда, недовольно своим уровнем потребления молока и молочных продуктов было 62% населения. А между тем их потребление составляло в Армении в 1989 г. 480 кг на человека. И самый красноречивый случай – сахар. Его потребление составляло в СССР 42,5 кг в год на человека (в США – 28 кг), но 52% опрошенных считали, что потребляют слишком мало сахара (а в Грузии недовольных было даже 67%).

Как изменилось питание граждан России в результате реформы? Уже в 1992 г. произошло резкое и глубокое ухудшение питания большинства населения. Согласно данным Госкомстата РФ, калорийность продуктов питания[3], потребляемых в среднем за сутки, снизилась с 2590 ккал в 1990 г. до 2200 ккал в 1996 г. К 2000 г. она повысилась до 2394 ккал, в 2005 г. превысила уровень 1990 г. и составила 2630 ккал, в 2010 г. – 2652 ккал, в 2013 г. – 2626 ккал, в 2016 г. – 2675 ккал. Для справки (рис.2-2): в 1980 г. – 2964 ккал, в 1985 г. – 2739 ккал. С 2005 г. для оценки калорийности количество купленных продуктов питания при расчете объема потребления стала корректироваться на прирост их запасов.


Рис. 2- 2. Энергетическая ценность потребляемых продуктов питания населением СССР и России (по оценкам ФАО), и домохозяйствами в РФ (по данным обследований Росстата), ккал/сут. на чел. (в 2005 г. изменена методика оценки)

Вследствие социального расслоения средние величины стали менее информативны. В 2015 г. энергетическая ценность потребляемых продуктов питания в домашних хозяйствах с наименьшими располагаемыми ресурсами составляла 1876 ккал на члена семьи в сутки, а в группе домашних хозяйств с наибольшими располагаемыми ресурсами ‑ 3117 ккал (в 2016 г. – 2045 и 3007 ккал/сут. на чел., соотвественно).

В феврале 2005 г. на Всероссийском конгрессе экономистов-аграрников вице-президент Российской академии сельскохозяйственных наук и директор Института экономики сельского хозяйства И. Ушачев сказал: «В среднем объемы потребления продовольствия на душу населения с 1990 года сократились на 22%, а по отдельным видам продуктов, таких как мясо - в 1,4 раза, молоко - в 1,7 раза и рыбопродукты - в 1,8 раза… Значительная часть населения страны не может позволить себе питаться даже на уровне минимальной потребности, а средние рациональные нормы питания доступны лишь 10-20% россиян».

Существенно изменилась структура питания: в калорийности рациона снизилась доля продуктов, богатых белком (и особенно животным белком – мяса, рыбы, молока и яиц), возросла доля картофеля и круп. В 1990 г. продукты животного происхождения (не считая жиров) давали 35,2% калорий среднего суточного рациона, в 1995 г. ‑ 29,7%, в 2000 г. ‑ только 24,8%, в 2005 г. ‑ 27% , в 2010 г. ‑ 31%, в 2015-2016 гг. ‑ 33%

В 1993 г. был опубликован официальный «Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году». В нем говорится: “Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. В 1992 г. приобретение населением рыбы составило 30% от уровня 1987 г., мяса и птицы, сыра, сахара – 50-53%. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей. В 1992 г. до 20% детей обследованных групп 10 и 15 лет получали белка с пищей менее безопасного уровня, рекомендуемого ВОЗ. Более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г на кг массы тела – ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ”.

Это – официальная констатация того, что реформа сломала сложившийся при советском укладе благополучный рацион питания, и что в стране возник, как сказано в Докладе, “всеобщий дефицит” питания, ранее немыслимый.

В период реформ уровень питания пересек критическую черту. В 1995 г. по сравнению с 1991 г. потребление мясопродуктов (включая импорт) в целом упало на 28%, масла на 37%, молока и сахара на 25%. В 1996 г. городское население в среднем стало получать менее 55 г белка в день, хотя еще в 1990 г. получало 72 г (в 1980 г. – 86 г, в 1985 г. – 77 г). По данным выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств в 2000 г. пищевая ценность продуктов питания в среднем на члена домашнего хозяйства составляла 62 г белка в сутки, в 2005 г. – 71 г, в 2010 г. – 77 г, в 2013 г. – 78 г, в 2016 г. – 80 г. Это средний уровень, а разброс такой: например, в 2016 г. пищевая ценность продуктов питания в домашних хозяйствах с наименьшими располагаемыми ресурсами составляла 58 г белка в сутки на члена семьи, а в группе домашних хозяйств с наибольшими располагаемыми ресурсами ‑ 94 г. (в том числе в продуктах животного происхождения – 32 и 64 г, соответственно).

Здесь надо обратить внимание на исключительно важную вещь: спад потребления ценных продуктов питания сосредоточился почти исключительно в той части населения, которая испытывает крайнюю бедность. Значит, в этой части населения потребление самых необходимых для здоровья продуктов упало до крайне низкого уровня, при котором начинаются физиологические изменения в организме и деградация здоровья.

В результате реформы произошло резкое расслоение населения РФ по типу питания – не только в качественном, но и в количественном отношении. Обедневшая часть населения стала меньше потреблять практически всех продуктов – здесь возникло массовое недоедание (Табл. 2- 4):


В 2001 г. потребление белка в среднем на душу населения в группе 20% семей с самыми низкими доходами составило 39,2 г, а в группе 20% семей с самыми высокими доходами 89,1 г. Соответственно, жиров 48,3 г и 118,8 г, а углеводов 244,8 г и 482,5 г. Различие в уровне потребления всех продуктов питания столь велики, что речь неизбежно идет о систематическом недоедании 20% населения с низкими доходами.

В 2004 г. в группе 10% населения «с наименьшими располагаемыми ресурсами» энергетическая ценность дневного рациона в среднем составляла всего 1505 ккал, а в группе 10% «самых богатых» 3197 ккал. Затем разрыв несколько сократился: средний рацион этих групп содержал, соответственно, 1836 и 3081 ккал (2006 г.), 1917 и 3184 ккал (2010 г.), 1913 и 3132 ккал (2013 г.), 2045 и 3007 ккал (2016 г.).

10% «самых бедных» в 2006 г. потребляли в день 48,2 г белка, в том числе животного происхождения 23,2 г., в 2010 г., соответственно – 53 г и 30 г, в 2013 г. – 55 г и 32 г, в 2016 г. – 58 и 32 г. А 10% «богатых» потребляли 87,3 г белка, из них 52,8 г животного происхождения в 2006 г. и, соответственно, 93,5 г и 59,5 г – в 2010 г., 94,1 г и 61,3 г – в 2013 г., 94 и 64 г – в 2016 г. В середине 2010-х «самые бедные» потребляют вдвое меньше белков животного происхождения, чем «самые богатые».

Насколько существенно ухудшение питания для множества граждан, говорит такой небольшой, но красноречивый факт. Известно, что рождаемость в ходе реформы упала, женщины отказываются от материнства, во многом из-за того, что опасаются за судьбу ребенка. Понятно также, что те, кто решают завести ребенка, делают все возможное, чтобы он родился и рос здоровым. Прежде всего, для этого мобилизуют все возможные ресурсы, чтобы будущая мать во время беременности лучше питалась[4]. Несмотря на это, после 1990 г. стало быстро расти число рожениц, которые в момент родов страдали от анемии. Если в 1980-е годы анемия к моменту родов наблюдалась у 4‑5% рожениц, и это было вызвано в основном индивидуальными особенностями здоровья, в ходе реформы анемия рожениц стала социальной проблемой – в 2000 г. ею страдали 43,9% рожениц (в 2006 г. – 41,6%, в 2010 г. – 34,7%, в 2015 г. – 32,6%). Причиной ее было плохое питание во время беременности.

В 2000 г. вышел Государственный доклад «О состоянии здоровья населения Российской федерации в 1999 году». Питанию как важнейшему условию сохранения здоровья посвящен целый раздел Доклада. В нем говорится: “Структура питания населения характеризуется продолжающимся снижением потребления биологически ценных продуктов питания...”

Уже обращалось внимание на сведения о положении с питанием детей, приведенные в этом Докладе. Там вводится фундаментальное положение: в результате реформы в России сложился “бедный” тип питания, так что дети испытывают белково-калорийную недостаточность, в новом поколении наблюдаются “снижение массы тела и низкие ростовые показатели”.

Надо подчеркнуть, что дело не только в нехватке средств – прекращены и некоторые копеечные программы, которые сохраняли людям здоровье и продлевали жизнь. Вот одно из изменений, которому в Докладе 2000 г. уделено значительное внимание: “Актуальной экологической проблемой является дефицит йода в биосфере, так как более 70% густонаселенных территорий нашей страны имеют разную степень недостаточности этого микроэлемента. Прекращение йодной профилактики привело к росту в России эндемического зоба и ассоциированных с ним болезней среди больших групп населения, в первую очередь – детей и подростков. Наличие йодного дефицита на 30% повышает риск развития хронических болезней”.

Изменение питания как проблему здоровья обсуждает академик Российской академии медицинских наук Б.Т. Величковский в книге «Реформы и здоровье населения страны» (М., 2001). Он пишет: “Ведущим фактором в детской возрастной группе является недостаточное питание. Отсутствие полноценного питания привело к тому, что в 1999 г. 10% призывников отличались дефицитом веса; более 40% беременных женщин страдали анемией, а большинство детей и молодежи не получало необходимого набора пищевых веществ и витаминов”.

Главный государственный санитарный врач РФ, академик РАМН Г.Г. Онищенко сообщил в сентябре 2007 г.: «За последние пять лет общая заболеваемость детей возросла на 16%. Более 32% шести-семилетних детей не готовы к систематическому обучению в школе. Еще совсем недавно мы толковали об акселерации, теперь же отмечается ухудшение показателей физического развития, нарастание процессов децелерации.

Причины? Их много. Одну из главных выявляют ежегодные эпидемиологические исследования. Это значительные нарушения, связанные с несоответствием между калорийностью пищи и фактическими энерготратами, с разбалансировкой рациона по основным пищевым веществам. Результат? У 10% детей снижены показатели роста, веса, 7% страдают ожирением. В большинстве российских регионов в рационах питания детей дефицит витаминов, макро- и микронутриентов… К сожалению, многие беды питания школьников - результат недостаточного финансирования из бюджетов различных уровней. При средней стоимости завтраков в сельских районах 3-10 рублей, в городах от 7-15 рублей и обедов в сельских районах 5-16 рублей, в городах 18-20 рублей, из местных бюджетов на организацию питания выделяются деньги только для детей из малообеспеченных и многодетных семей, и из расчета 1,5 рубля на ребенка»[5].

Результатом реформы стал и тот новый для России факт, что значительная часть продуктов питания, поступающих в торговлю, фальсифицирована. Масштабы фальсификации, судя по сводкам МВД, значительны. Фальсифицированную водку потребляют миллионы людей – из них в течение первых 15 лет реформы ежегодно около 30 тысяч кончали смертельным исходом (а в 1994 г. – 55,5 тыс. человек).

В результате реформы произошла на длительный период архаизация всей системы производства и распределения продуктов питания. Прежде всего, резко сократилась доля сырых продуктов, перерабатываемых в пищевой промышленности. В животноводстве и переработке продукции имело место снижение товарности и регресс в технологии и санитарии. Если производство мяса за годы реформы в 1990-е годы упало в целом в два раза, то переработка скота на мясокомбинатах – в четыре раза. В начале реформ в целом ряде городов и регионов РФ промышленная выработка мяса была вообще прекращена[6].

Источник "Белая книга России: сер. XX - нач. XXI вв.". А.И.Гражданкин, С.Г.Кара-Мурза.

Табличка от меня в тему:

В продолжение рассмотрим официальные статистические данные о динамике потребления различных продуктов питания в РСФСР и РФ.
Tags: Кара-Мурза Сергей, питание
Subscribe

Posts from This Journal “питание” Tag

promo burckina_new июнь 28, 22:04 119
Buy for 70 tokens
Я в старом своем блоге пытался привлечь внимание и организовать помощь одной семье из глубинки с ребенком с тяжелой степенью ДЦП. Понятно, что нет никаких шансов на выздоровление, что черноглазый, симпатичный Никитка всю жизнь обречен быть инвалидом-колясочником. Сайт с помощью которого они…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments