burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

Как все начиналось под стихи Бальмонта


Сегодня, 100 лет назад началось то, что сейчас принято называть Февральской революцией. Развитие событий по дневниковым записям главных действующих лиц и свидетелей тех дней.

Михаил Родзянко, Председатель 4-й Госдумы:
Царь уехал. Дума продолжает обсуждать продовольственный вопрос. Но что-то сегодня оборвалось, и государственная машина сошла с рельс. Сегодня совершилось то, о чем предупреждали, грозное и гибельное, чему во дворце не хотели верить…

Царь таки вернулся на фронт после 2 месячного пребывания с семьей. Главнокомандующий, епта. Вот, что он пишет по прибытии в Ставку:
Проснулся в Смоленске в 9½ час. Было холодно, ясно и ветрено. Читал все свободное время книгу о завоевании Галлии Юлием Цезарем. Приехал в Могилев в 3 ч. Был встречен ген. Алексеевым и штабом. Провел час времени с ним. Пусто показалось в доме без Алексея. Обедал со всеми иностранцами и нашими. Вечером писал и пил общий чай.

Женский вестник (журнал)
Россия переживает тяжелые времена, переживают их и женщины вместе с нею. Много невзгод обрушилось  на них с войной…Продовольственная неурядица создает у лавок с предметами первой необходимости бесконечные хвосты. Женщины и дети мерзнут, простужаются, ожидая в очереди булки, молоко, мясо. Дома хозяйки ломают голову над вопросом, чем накормить сегодня семью. И все это в одиночку. В результате положение не улучшается, а ухудшается. И конца этому нет.

Напомнинаю, что в стране в это время продуктов было много, как никогда, но в городах нет даже хлеба. Совсем, как в Перестройку.

В этот день люди пытаются добиться право участия женщин в выборах:

Петербургский комитет и его районные организации повели агитацию за празднование в Международный день работницы. Работницы откликнулись чрезвычайно живо на предложение Петербургского комитета об устройстве специальных митингов, посвященных обсуждению вопросов о положении наших работниц.
Работницы в этот день выступили застрельщиками забастовки, ходили от одного предприятия к другому и под крики «Долой войну» и «Хлеба» снимали работавших.

Творческая интеллигенция в лице Александра Бенуа пишет:
Начинает твориться что-то неладное! На Выборгской стороне произошли большие беспорядки из-за хлебных затруднений (надо только удивляться, что они до сих пор не происходили!). Гр. Робьен видел из окон посольства, как толпа рабочих на Литейном мосту повалила вагон трамвая и стала строить баррикаду. Навстречу им поскакали жандармы, и произошла свалка. Разобрать дальнейшее было трудно. Мы и на большой обед у Палеолога не смогли б попасть из-за полного отсутствия извозчиков, но выручили милые Горчаковы, приславшие за нами свою машину, на которой мы заехали по дороге и за ними.

Жорж Морис Палеолог (французский посол):
Весь день Петроград волновался. По главным улицам проходили народные шествия. В нескольких местах толпа кричала «Хлеба и мира». В других местах она запевала «Рабочую Марсельезу». Произошло несколько стычек на Невском проспекте. Несмотря на то, что в воздухе столицы чувствуется восстание, император, проведший только что два месяца в Царском Селе, выехал сегодня вечером в Ставку.

Одновременно в Питере происходят забастовки рабочих. Александр Спиридович (начальник дворцовой охраны) пишет про это:
Бастовало до 50 предприятий, около 87 500 рабочих. Надо принять во внимание, что на Путиловском заводе, по решению администрации, ввиду непрекращавшихся нарушений рабочими нормального хода работы, завод был закрыт с утра. До 30 000 рабочих рассеялись по городу, возбуждая других объявленным «локаутом».

Зинаида Гиппиус
Сегодня беспорядки. Никто, конечно, в точности ничего не знает. Общая версия, что началось на Выборгской, из-за хлеба. Кое-где остановили трамваи (и разбили). Будто бы убили пристава. Будто бы пошли на Шпалерную, высадили ворота (сняли с петель) и остановили завод. А потом пошли покорно, куда надо, под конвоем городовых. Если завтра все успокоится и опять мы затерпим — по-русски тупо, бездумно и молча — это ровно ничего не изме­нит в будущем.
Без достоинства бунтовали — без достоин­ства покоримся. Царь уехал на фронт. Лафа теперь в Царском Г-ке «пре­секать». Хотя они «пресекать» будут так же бессильно, как мы бессильно будем бунтовать. Какое из двух бессилий победит?
Бедная земля моя. Очнись!
Матильда Кшесинская (та самая из-за которой сейчас бесится Поклонская)
Когда моя экономка проверяла серебро, хрусталь и белье, что делалось всегда после больших приемов, кто-то из моих служащих прибежал взволнованный и сообщил, что по Большой Дворянской улице движется несметная толпа. Началось то, чего все боялись и ожидали, а именно уличные выступления. Толпа прошла мимо моего дома, не нарушив порядка.
Сергей Прокофьев
На Аничковом мосту замечалось некоторое скопление народа, преимущественно рабочие, в коротких куртках и высоких сапогах. Вот проезжают кавалькады казаков, человек по десять, вооруженные пиками. Можно ожидать, что начнется стрельба. Но публика беспечно идет, и дамы, и дети, и старые генералы — все с удивлением рассматривали необычную для Невского картину.
Баба с тупым лицом, совершенно не понимая идеи момента, советовала «бить жидов». Какой-то рабочий очень интеллигентно объяснял ей об иных задачах движения, даром тратя перед дурой свое красноречие. В это время часть казаков повернула лошадей к ней, и она с необычайной стремительностью юркнула в толпу, убежав на другую сторону моста.
Я вышел в боковую улицу, взял извозчика и поехал домой. Впечатление было, что это огромная, но очень мирная демонстрация. Такой день.

А в это время царица пишет царю:
Мой ангел, любовь моя! Ну, вот — у Ольги и Алексея корь. У Ольги все лицо покрыто сыпью, у Бэби больше во рту, и кашляет он сильно, и глаза болят. Они лежат в темноте — мы завтракали еще вместе в игральной. Если другим не миновать этого, то я хотела бы, чтоб они захворали скорее. Это веселее для них и не продлится так долго. Ах, любовь моя, как печально без тебя — как одиноко, как я жажду твоей любви, твоих поцелуев, бесценное сокровище мое, думаю о тебе без конца!

А он ей отвечает:
Мое возлюбленное Солнышко, сердечно благодарю за твое дорогое письмо, которое ты оставила в моем купэ. Я с жадностью прочел его перед отходом ко сну. Мне стало хорошо от него в моем одиночестве после того, как мы два месяца пробыли вместе. Если я не мог слышать твоего нежного голоса, то, по крайней мере, мог утешиться этими строками нежной любви.
Ты пишешь о том, чтобы быть твердым — повелителем, это совершенно верно. Будь уверена, я не забываю, но вовсе не нужно ежеминутно огрызаться на людей направо и налево. Спокойного резкого замечания или ответа очень часто совершенно достаточно, чтобы указать тому или другому его место.

В стране беспорядки, хлеба нет, война проиграна, а у них любовь-морковь одна на уме.

Подытожить обзор можно словами некоего Александра Бубликова:
Ни одной интегрирующей, творческой силы. Все одряхлело, все изверилось в себя. Не видно никаких шансов справиться с положением с помощью старой политической машины.

Ну прям, как про день сегодняшний...
Tags: февраль 1917 года
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo burckina_new декабрь 25, 12:59 29
Buy for 60 tokens
Для начала хочу сообщить, что недавно сайт " Истмат" хотели сделать платным для желающих скачивать оттуда исторические документы и статистические материалы, но решили не идти на это шаг из-за соображений, что информация должна быть всем доступная и бесплатная. Это была хорошая новость, а…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments