burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

Category:

О роли кулаков и кабатчиков в разорении крестьянства


Любителям "хруста французской булки" полезно будет почитать о жизни простого крестьянства до революции. И каким злом были любители наживаться на чужом горе и нужде -- кулаки и кабатчики.

— Эй, ямщик, стой, куда ты едешь! — невольно кричим мы, видя, как исхудалая от бескормицы тройка с натугом рванулась по полю пшеницы. — Стой — ведь полоса-то не сжата и не скошена еще…

— Да кто же ее косить-то этакую станет? Аль на смех? Теперь валяй по всем полям — слова худого не услышишь…

И скачем мы в объезд по несжатой полосе; ломается под колесами редкий изуродованный засухой колос, рассыпается прахом иссохшая земля; сзади нас на хлебной ниве стоит столб пыли, словно на песчаной дороге. Одна и та же картина бессменно на расстоянии 260 верст. Глаз и сердце утомляются донельзя. Дожди, упавшие во второй половине июля, не поправили беды; озимое снято; яровое уже высохло; земля силу потеряла для роста доброй травы. Дождь только позеленил луга мелкою травкой и дал бедному скоту подножный корм. Кой-где в редких, очень редких местах черные полосы новой пахоты. Большая часть земли залежной, отдыхающей, сжатой и несжатой остается без обработки.

— Пашете уж? — спрашиваем в селах и деревнях.

— Пашут, кто достатки имеет.

— А где же семян-то достали?

— Овец продаем…

В двух больших селах, одно в Самарском (Красный Яр), другое в Бугурусланском уезде (Орлянка), я свел приблизительный счет домов, имеющих овец. Оказалось, что в этой многоземельной губернии, самою природой предназначенной к скотоводству, более чем у половины жителей нет ни одной овцы, а у некоторых вообще уже нет никакой скотины. Пока земство собирается раздавать ссуды и пособия, в села прискакали кулаки. Они за полцены скупают крестьянских овец, расплачиваются зерном (1 р. 30 к. за пуд ржаного хлеба, стоящего в городе 1 р. 10 к.).

— Да, плохо нонеча пашут-то, — жалуются крестьяне. — Лошадей-то поубавилось, да и те, что остались, силы не имеют, потому бескормица одолела…

Лошадьми и рогатым скотом пренебрегают и кулаки. Никакой цены за них не дают. При великой нужде крестьянина купец предлагает, и то неохотно, за 50-рублевого коня 5 или 10 рублей, за доброго жеребенка — 50 коп.

— Молочка нету, — жалуются бабы, когда подивишься исхудалым личикам ребят, — коровы-то не евши и доиться не допускают…

Обошел я в некоторых селах и дворы. Нигде ни у кого не осталось и горсти от прошлогодних запасов. Год ужасный. Прежде у иного десятина давала до 350 пудов ржи (напр. у Юматова, близь Сергиевского посада); на луговой десятине нагребали до 5 стогов сена. Теперь зерен не собирают, а травы еле 5 копен найдется. Как жить будут крестьяне? Хлеба нет; скот поубавился, кизяка нет и топить будет нечем. А между тем бескормица уже сняла с многих крыш добрую часть соломы и раскрыла убогие хаты населения. Да, хаты убогие чуть не сплошь по всей губернии, как у богатого, так и у бедного. Пожалованные леса продаются купцам гуртом; казенные — по частям. Крестьянин горит в год на 2 миллиона рублей и лес для постройки покупает у вторых рук, платя за бревно без доставки по 1½ рубля. Неудивительно, что постройки худы, а жители грязны. Избы крошечные, в два окошечка, из мелкого бревна, смазанные вместо глины раствором чернозема. Во многих, по дороговизне леса, нет даже полов, а потому крестьяне, живя зимой в одном помещении с телятами, свиньями, поросятами и овцами, ходят в избе буквально по колена в грязи (с. Барабановка Бузулукского уезда). Нечего и говорить, что избы все почти курные. Вообразить воздух в них легко, стоит только не забывать, что топят здесь кизяком, сухим навозом. Неопрятность жилищ ведет за собой, как необходимое последствие, неопрятность в одеянии. То и другое не остается без результатов для гигиены и смертности… У всех надежда одна: пособие дадут… Главные проповедники о правительственной и земской субсидии — кабатчики и кулаки. В голодный год — они кормильцы народа. На дешевом хлебе барыш мал; на 45 к. за пуд больше пятака не заработать; а когда мука стоит 1 р. 60 к., то и 20 к. процент законный. Эти проповедники порой двумя властями обладают. Вот два примера: один — для сведения самарского преосвященства, другой — для самарского по крестьянским делам присутствия. В селе Савинках, у священника Алексея Зороастрова два неотделенных сына торгуют — один кабак в этом же селе держит, другой красным товаром занимается.

— Ведь это неблаговидно, — говорит отцу Алексею начальник губернии.

— Помилуйте, в. п., — бойко отвечает пастырь, кабака содержатель, — я проповедь против пьянства не раз с кафедры говорил

В другом селе дознание производится о содержании кабака старшиной Старополтавской волости.

— Да неужели же нельзя посократить, поудержать эти загребистые лапы? — удивляюсь я, но земец и администратор единогласно в ответ:

— Ничего с этими лапами не поделаешь; все законы словно для их писаны, а все люди для благополучия этих лап созданы…

Опять длинный ряд фактов, подтверждающих печальную действительность.

Торгует кабак, в залог за водку и хлеб и домашнюю утварь принимает. Стоп! Наехала полиция: «Чернильницу, перо, давай писать протокол!» Кабатчик ухмыляется и ставит водку: «Компания честная, — приглашает он посетителей, — выпьемте за здоровье гг. полицейских и за честь, что к нам пожаловали!» Полиция видит, что смеются над ней, краснея дописывает акт. «Милости просим, завсегда для вас работу наготове держим!» — провожает кабатчик администраторов. Акт у мирового. Суд и приговор. Кабатчик шлет за полицией: пожалуйте, мол, водку незаконной крепости продаю! Опять идет в кабак полиция. «Вот она самая, эта водка-то, искать ее нечего, сам вашему благородию на себя доношу!» — смеется кулак. Новый протокол; судья приостанавливает первое наказание до рассмотрения дел по совокупности. Протокол за протоколом, акт за актом; полиция и судья работают, кабатчик, смеясь, набивает карман, а наказание все ждет общего приговора по совокупности. Русский человек по натуре юморист и ничего нет для него юморнее, как объезд кругом закона, как бессильный закон.

Вот село Кормешки. Поселился в них герой загребистый мужик, открыл без патента кабак; нагрянула полиция, он взял да и напиши вывеску: «Роспивочно и на вынос для прокормления детей».

— Что за чепуха? — горячится администрация.

— А вы не кричите, в. б., ваше дело акт вежливо составить, а насчет вывески не беспокойтесь; торгую без патента, не в государеву казну, значит, а собственно для прокормления своих детишек-сироток; обманывать никого не желаю-с, вот это откровение и написал-с.

Смеется и торгует… И великая сила у этих кабатчиков-кулаков. Ободран, высосан мужик, жаловаться хочет. Чувствует другой серяк, что под подвохом стоит и силится ослушаться.

— Эх вы, дураки-вохлаки, — презрительно говорит им кабак, — аль силу мою не знаете, аль забыли, что я господин ваш? Видели вы, как полиция десятки раз наезжала ко мне, а я смеялся ей в глаза и цел остался? Слышали ли вы, что судили меня сто разов, к штрафам и тюрьмам приговаривали, а я вот жив и невредим перед вами, господин ваш? Аль сопротивляться вздумали, аль ослушаться на ум взбрело? Кто, где дурак такой уродился, чтоб со мной тягаться на свою погибель решился?

Спины гнутся кругом без протеста. Без господина народ жить еще не привык, а кабак и господин-то приятный: в нищие производит, но зато и хмелем развеселит.

— Поверите ли, — говорят мне земцы, — в иных селах кабатчик платит миру ровно по сотне рублей с души; сколько же он с души наживать должен?

— Неужели никаких, никаких мер нельзя предпринять против этого ужасного деревенского зла?

— Пробовали, составили ходатайство о предоставлении земствам права сократить число кабаков, написали и роспись по нашему уезду, проектируя вместо тысячи питейных заведений всего 70, да ходатайство- то постигла общая участь — кануло в Лету…

— Нравственным бы влиянием, что ли, — заикаюсь я.

— Пробовали и это, — повествует администратор, — есть умные сельские сходы; слушались доброго совета и приговоры делали не открывать кабака, но ведь мы уже говорили вам, что закон кабакам всякое покровительство оказывает…

Совершается это покровительство так. Кабак без приговора в селе открыть нельзя, но винный склад можно и без согласия жителей.

— Ну, Микита Савич, — говорит староста кабатчику, — приговор обчество положило не быть у нас кабаку; закрывай лавочку!

— Ах вы дурье-отродье, — хохочет кабатчик, заменяет вывеску «Роспивочно» другою — с надписью «Винный склад», и торгует. Летят в мировую камеру протоколы за протоколами о недозволенной в складах раздробительной продаже, а кабак, уже без платы обществу за свое существование, пьянит мир по-прежнему. На другой год общество советов не слушает: «Лучше, — справедливо рассуждает оно, — хоть что-нибудь за кабак взять, чем даром пропиваться», и отменяет прежний приговор…

И вдруг в эту помойную яму бесправия жителя, обхода закона кулаком и безвластия власти, вдруг сваливается с неба тысяча за тысячами пособия… Весь хлеб в руках кулаков. До пособия за рубль пуд продает, пришло пособие — два рубля стоит.

— Эй, дуралей, денег не жалей, не свои платишь; выйдут, еще дадут, а за то вот шкалик угощения!

Известно, что эта губерния с 2 миллионами душ и бесконечным пространством не знает ничего, кроме земледелия, и не учится никакому ремеслу. Неурожай — дают ссуду; урожай — соберут ссуду обратно; вот и весь режим. Крестьяне возделывают землю как Бог послал; дворяне, владеющие почти половиной многих уездов, дома не живут и как кто засевает их земли, часто даровые, знать не хотят; одни купцы, «известные хищники земли», обработывают почву менее хищнически
.

Цинк.
Tags: Россия до революции, голод до революции, кулаки, мемуары
Subscribe

Posts from This Journal “голод до революции” Tag

promo burckina_new декабрь 25, 2019 12:59 29
Buy for 60 tokens
Для начала хочу сообщить, что недавно сайт " Истмат" хотели сделать платным для желающих скачивать оттуда исторические документы и статистические материалы, но решили не идти на это шаг из-за соображений, что информация должна быть всем доступная и бесплатная. Это была хорошая новость, а…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “голод до революции” Tag