burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

Categories:

Откуда в голове Путина взялись галоши для Африки?

Небольшое, но убедительное расследование на тему резино-технической промышленности СССР и нынешней РФ.

Галоши для президента

Уже почти 30 лет как государства СССР даже де-юре нет на карте мира, но сенсационные «открытия» относительно специфики устройства социалистической экономики продолжают сыпаться на головы соотечественников. И если «скандалы, интриги, расследования», а также безумный трэш уровня перестроечного «Огонька» из уст «профессиональных демократов» уже как-то совсем никого не трогают и даже порядком подзабылись — жизненная практика последних десятилетий кое-как все-таки настроила грубые информационные фильтры в мозгах граждан — то вот возвращение до боли знакомых ноток из начала 90-х в речах «уважаемых господ» в последние годы для многих (почему-то) было неожиданностью. До недавнего времени.

1. Африканские крокодилы едят единственный товар советского экспорта — калоши.

Глупость, повторенная дважды…

Дело в том, что то, что мы производили (и руками махать не надо), было никому не нужно, потому что наши галоши никто не покупал, кроме как африканцы, которые должны были по горячему песку ходить. Вот в чём всё дело.
В.В. Путин. 8 мая 2012 г.

Многие тогда посчитали это за шутку. Простые граждане, не зараженные синдромом ложной памяти, задумались. Историкам было не смешно.

Президентские спичрайтеры (давайте для приличия и за неимением доказательств обратного свалим все на безымянных консультантов) были явно не в курсе, что «шутка», повторенная дважды, не становится от этого смешнее…

Ну, вот самый яркий пример – галоши, галоши самые лучшие в мире, но никому не нужны, кроме как в Африке ходить по песку, по горячему.
В.В. Путин. 6 февраля 2019 г.

…а глупость не делается меньшей глупостью. Скорее наоборот.

Как бы то ни было, снова появился повод залезть в источники и статистику. Решить вопрос с галошами (в прямом смысле) и в очередной раз убедиться, что проблема с подобными «казусами» масштабнее отдельного мифа или искаженного исторического факта и сложнее, чем «никому не нужная» советская резиновая обувь.

«Галошная» промышленность

Вообще, если президенту консультантам понадобился символический образ какого-то никому не нужного, «не нанотехнологичного» советского ширпотреба, то галоши это, мягко говоря, не самый лучший вариант.

Поскольку сами по себе резиновые галоши — это все лишь вершина огромного айсберга под названием промышленность синтетического каучука.

А что такое промышленность синтетического каучука? Это, во-первых, собственно работы по созданию этого синтетического каучука — передовой край химической науки для 1-й половины ХХ века. Во-вторых, это стратегическая промышленность, требующая создания целой технологической цепочки и тысяч подготовленных инженерных кадров. И, в-третьих, это промышленность, приоритет в которой с момента создания принадлежала СССР — честь первого промышленного способа синтеза синтетического каучука по праву принадлежит именно отечественным учёным – А. М. Бутлерову, А. Е. Фаворскому и их ученикам, и, в первую очередь, С.В. Лебедеву.
Бурно развивающиеся в период перед Первой мировой войной автомобильная, авиационная и военная промышленности требовали доступный и относительно недорогой материал для массового изготовления шин, покрышек, прорезиненных тканей, резиновых изделий и т.д. В этот период многие страны пытаются найти способ промышленного получения синтетического каучука. Однако, все попытки получить продукт годного (в сравнении с натуральным) качества в промышленных масштабах (например, опыт Германии во время ПМВ) окончились неудачей.
В 1926 году Высший совет народного хозяйства СССР объявляет Международный конкурс на разработку промышленного получения синтетического каучука. Кроме описания способа, требовалось представить два килограмма синтетического каучука и разработанную схему его заводского получения. Сырьё для технологического процесса должно было быть доступным и дешёвым. Полученный каучук должен был не уступать натуральному каучуку по качеству и не быть более дорогим. По итогам конкурса лучшим был признан разработанный в 1926–1927 годах С.В. Лебедевым с группой сотрудников метод получения натрий-бутадиенового каучука из этилового спирта.

А уже осенью 1928 года Лебедев представил в Главхимпром план работ, необходимых для составления проекта опытного завода. В 1928–1931 гг. Лебедев предложил рецептуру резиновых изделий из синтетического каучука. В 1930 г. в Ленинграде был построен Опытный завод, на котором в 1931 году был получен первый блок синтетического каучука весом 260 килограммов. Таким образом, 15 февраля 1931 г. на опытном заводе в Ленинграде была получена первая крупная партия синтетического каучука по методу С. В. Лебедева. Этот день по праву считается днем рождения промышленности синтетического каучука не только в России, но и во всем мире. Также, 30 апреля 1931 г. на опытном заводе «Резинообъединение» была получена первая партия искусственного каучука из нефти весом 500 кг по способу Б. В. Бызова. Таким образом, в начале 1931 г. советские ученые, инженеры и рабочие осуществили в заводском масштабе синтез каучука, как из спирта, так и из нефти.

Синтетическим каучуком, имевшим большое промышленное значение, стал полибутадиеновый (дивиниловый) каучук, производившийся синтезом по методу Сергея Васильевича Лебедева. Каучук был получен из этилового спирта, бутадиена с последующей анионной полимеризацией жидкого бутадиена в присутствии натрия. Позднее, в 1932 году в Ярославле был пущен завод «СК-1» работающий на основе этого метода, который и стал самым первым в мире заводом по производству синтетического каучука в промышленных масштабах.

Таким образом, в производство вовлекалось дешевое и доступное сырье (исходным сырьем для получения этилового спирта по-началу служил обыкновенный картофель), но и значительно сокращались затраты на производство каучука (если для получения 1 тыс. т натурального каучука необходимо было обработать 3 млн. т каучуконосных деревьев и затратить 5,5 тыс. человеко-лет, то производство 1 тыс. т синтетического каучука требовало 10 человеко-лет).

И хотя создание принципиально новой отрасли промышленности практически с нуля стало результатом многолетней теоретической и экспериментальной работы целой группы отечественных химиков, обращают на себя внимание сроки практической реализации поставленной задачи — от представления метода и создания рецептуры до постройки завода и производства в промышленных масштабах фактически понадобилось всего около 5 лет.

В последующем полностью отказались от использования пищевого сырья и перешли на нефтяное сырье и прямой синтез. Стоит ли говорить, что с выходом на полную мощность промышленности СК в СССР (уже после ВОВ) вопрос стратегической зависимости от дорогостоящего импорта натурального каучука также постепенно был закрыт (здесь должна быть шутка про современное «импортозамещение»).

Вот такие вот «галоши».

Производство и экспорт. Тогда и сейчас.

Чтобы иметь возможность что-то экспортировать, это что-то надо сначала произвести. Оставим пока галоши и посмотрим на первичную продукцию. Как обстояло дело с производством каучука в СССР и чем может похвастаться РФ?Для СССР намеренно будем брать годы спада производства — после 1986 г.

Вообще, здесь возникает одна сложность. Информация по производству синтетического каучука в СССР после 1951 г. в статистических сборниках в открытом доступе отсутствует (не нашел). С экспортом и импортом в целом аналогичная ситуация — сводных данных конкретно по каучуку нет. Однако по современным рыночным обзорам объем производства каучука в СССР в 1990 году можно оценить приблизительно в 2,2 млн. т.

В структуре экспорта химические продукты, удобрения и каучуки совокупно в 1990 г. составляли 4,6 %. При этом основная доля приходилось именно на химпродукцию и удобрения — 3,6 %. На каучуки остается ориентировочно всего 1 % экспорта. При этом даже в условиях отрицательного торгового сальдо в 1990 г. (как уже говорилось, это годы спада экономики) сохранялся в целом паритет между ввозом и вывозом — 2,89 млрд. руб. импорта (4,1 %) против 2,8 млрд. руб. экспорта (4,6 %).

В РФ производство синтетического каучука в первичных формах в 2018 г. составила 1,66 млн. т. (до уровня позднего, перестроечного СССР наша современная «галошная» промышленность до сих пор не дотянула). При этом важным является соотношение современного экспорта и импорта: по официальной статистике из 1,66 млн. т произведенного в РФ в 2018 г. синтетического каучука на экспорт ушло 1,02 млн. т (цифра постоянно растет), при наличии ввоза импортного каучука в объеме 0,21 млн. т. Это говорит о том, что сегодня в России ежегодно потребляется (с учетом импорта) всего около 0,8 млн. т каучуков. (Примерно столько же производилось синтетического каучука в США… в 1945 г.)

И это не удивительно. Практически все действующие в России заводы СК были построены еще во времена СССР с мощностями, которые в условиях изоляции от зарубежных рынков, а также необходимости стратегически обеспечивать оборонную и резиновую промышленность, были ориентированы на собственное потребление. Но в нынешних условиях низкой емкости российского рынка (что в переводе означает обнуление большого числа действующих предприятий группы «Б» в отрасли в 90-е и 00-е гг), конкуренции с натуральным каучуком, а также с иностранными поставщиками синтетического сырья российские производители СК, чтобы загрузить свои производственные мощности (которые к слову и сейчас загружены не более чем на 70-75 %), ищут сбыт за рубежом. При этом сами предприятия за редким исключением соответствуют технологическому укладу 60-70-х гг. прошлого века и в будущем кардинально обновляться, судя по всему, не собираются.

Сама резинотехническая промышленность РФ значительно более унифицирована (заточена на один вид продукции) в плане товарного производства, чем мировая — доля каучука идущего на производство шин в РФ составляет до 75 %, в то время как в мире в среднем — всего чуть более 50 %. Что совершенно логично вытекает из сказанного выше.

Доля химпрома и каучука выросла за счет увеличения экспорта и сокращения внутреннего потребления

Структура российского экспорта и импорта значительно отличается от советской. Доля продукции химической промышленности и каучука в экспорте составляет в 2018 г. 6,1 % (27,4 млрд. $), доля этой статьи в импорте — 18,3 % (43,6 млрд. $).

Вместо советского паритета — значительное превышение ввоза над вывозом, при увеличении долей в структуре как экспорта, так и импорта (особенно — в 4,5 раза). Причем вывоз сырья и первичных форм продукции сочетается с ввозом продуктов с высокой степенью переработки, и в этом отношении химическая и резинотехническая отрасль промышленности ничем не отличается от общей структуры российской экономики в целом.

Теперь к основному виду товарной продукции — к шинам.

В 1989 г. в СССР новых шин всех видов производилось 69,7 млн. шт (в основном сосредоточено в РСФСР).
В 2018 г. в РФ — 67,5 млн. шт. Уровня 1989 г. снова достичь не получается. И это при том, что потребление шин в мире с тех пор все это время неуклонно росло и по оценкам экспертов будет расти и дальше, а доля РФ в производстве непрерывно падала. Шины далеко не ширпотреб, однако и тут ситуация показательная.

Никому не нужные галоши?

Наконец, перейдем собственного к президентским галошам. (Всю обувь рассматривать не будем — по причине совсем неприличной разницы в объемах производства между СССР и РФ — возьмем только продукцию «галошной» промышленности, резиновую).

Объем производства резиновой обуви в СССР в 1990 г. составлял — 203 млн. пар. При том на экспорт ушло около 4,1 млн. пар (кто-то все-таки покупал). То есть всего 1,8 % от производства. Стоит ли говорить, что ни в структуре советского экспорта, ни в структуре советского импорта среди десятков основных товарных позиций резиновая обувь (тем более отдельно галоши) даже не упоминаются?

Структура экспорта СССР в 1990 г. (в процентах)

В РФ в 2018 г. произведено около 21 млн. пар резиновой (и пластмассовой) обуви, в том числе пресловутых резиновых галош — 5,4 млн. пар. Даже если прибавить сюда прочую обувь на резиновой подошве и с использованием резины — еще 18,3 млн. пар — то в сумме все равно получается всего лишь 39,3 млн. пар. Много это или мало? Может быть, это ровно столько, сколько и требуется сейчас «свободному капиталистическому рынку» и мы, наконец, ушли от неэффективного планового производства того, что никому не нужно?

И вот здесь есть два интересных момента.
Первый, символический. Учитывая, то что это чуть больше, чем выпускалось в Российской империи в 1913 г. (38,9 млн. пар) и меньше, чем в СССР до индустриализации (до открытия промышленного способа получения синтетического каучука) в 1929 г. (42,1 млн. пар), наша страна действительно движется в сторону «России, которую мы потеряли (с)», как практически официально и декларируется, и стремительно уходит от тяжелого наследия советской индустриализации.

Второй — и это самое забавное — рыночной востребованности! Если насчет потенциала и нужности советского экспорта у кого-то могут остаться вопросы (представим на секунду, что ширпотреб и правда составлял какую-то значимую часть экспорта, но в то же время тогда был никому в мире не нужен), то современная картина рынка однозначно говорит — мировой товарооборот резиновой обувь огромен. Как ни странно — современные галоши (условно, конечно — понятно, что от моды никуда не денешься, нынешняя резиновая обувь это уже не галоши советского образца) оказываются востребованы прямо сейчас. Как себя чувствует промышленность РФ на этом — далеко не африканском — рынке?

Объем мирового товарооборота резиновой (включая пластмассовую) обуви в 2018 г. составил около 64 млрд. $. Место РФ здесь — 1,3 %. При этом доля собственно экспортных отечественных «галош» в этих 1,3 % товарооборота — всего 7 % (вывозится на 64 млн. $), остальное — импорт. Насколько это микроскопическая доля в мировом масштабе пояснять излишне. А 39,3 млн. пар годового производства не оставляет практически ни единого вопроса по поводу перспектив отечественной промышленности на этом рынке даже в теории.

Вот и получается, что, в отличие от СССР, резиновая обувь из современной РФ не то что никому в мире не нужна — это при наличие расширяющегося спроса — но даже и для внутреннего потребления в необходимом количестве и качестве не производится. При этом, глядя на то, что Россия в 2018 г. такой товарной позиции как «водонепроницаемая обувь из резины» поставила на экспорт меньше чем, например, Киргизия, и на ровне с Кенией, при в разы большем импорте, возникает ощущение, что она сама здесь находится в роли «африканского» потребителя импортного ширпотреба из высказываний господина президента.

Галоши и африканский песок

Вообще, с Африкой и песком получается интересно. Выше уже упоминалось, что в РИ производилось в 1913 г. 38,9 млн. пар резиновой обуви. В то время 3 завода — питерский «Треугольник», московский «Богатырь» и рижский «Проводник» — действительно были одними из крупнейших производителей данной продукции в Европе, а резиновые изделия заметной статьей в экспорте РИ.

Вот такие, например, создавались под это рекламные плакаты:

Верблюды, египетские сфинксы, пустыня, песок и… галоши.

Или вот образцы рекламных плакатов уже раннего советского периода:

Как ни странно, галоши действительно пользовались спросом у мусульман (как раз в среднеазиатских республиках и странах востока). Отчасти по религиозным соображениям (особенностями религиозных обрядов, связанных с необходимостью снимать обувью при входе в мечеть).

А вот в Африку галош СССР не поставлял. Поставляла ли в Африку галоши большая тройка заводов резиновой промышленности Российской империи неизвестно. Но зато глядя на рекламные плакаты того времени, можно предположить, чем именно вдохновлялись спичрайтеры президента. Только опять — как это часто у них случается — немного перепутали государства, Российскую империю с СССР.

Взгляд со стороны

Очередная история из разряда «было бы смешно, если бы не было так грустно» огорчает не сама по себе. И даже не как уже давным давно утвердившаяся тенденция среди публичных персон безбоязненно (и безнаказанно) говорить любую чушь на всеобщее обозрение (особенно по части советского периода нашей истории, хотя и не только). Важно другое — такие высказывания в массовом сознании давно не вызывают практически никакого отклика и резонанса, соизмеримого глубине произнесенной глупости. Более того, абсолютное большинство искренне не понимает, почему в принципе должно вызывать.

Здесь снова проявляет себя гораздо более общая и глубокая проблема — отсутствие у людей базового критического мышления и понимания важности объективного знания как такового. Обесценивание знания и — автоматом — уравнивание с ним любого частного мнения. Причем, к сожалению, не только у молодых. То, что еще сегодня было «лишь мнением, пусть и ошибочным» отдельного человека, к которому вовремя не подошли критически — уже завтра (при настойчивом повторении) возможно станет фактом общественного сознания. И между ними лишь кажущаяся пропасть. Авторитет или популярность говорящего в таких случаях отягчающий фактор. А бороться с мифами общественного сознания — задача на порядок более сложная, чем борьба с отдельным «мнением» об африканском экспорте советских галош.

Учитывая все это, старое выражение «сесть в калошу» после высказываний господина президента приобрело новый смысл. Но как-то совсем не смешно. Потому что в калошу при таком раскладе раз за разом садится явно не говорящий.

Цинк.
Tags: Путин (антисоветизмы), Путин (вранье), обувь
Subscribe

Posts from This Journal “Путин (антисоветизмы)” Tag

promo burckina_new june 28, 2018 22:04 119
Buy for 60 tokens
Я в старом своем блоге пытался привлечь внимание и организовать помощь одной семье из глубинки с ребенком с тяжелой степенью ДЦП. Понятно, что нет никаких шансов на выздоровление, что черноглазый, симпатичный Никитка всю жизнь обречен быть инвалидом-колясочником. Сайт с помощью которого они…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →