burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

Развеемся?

Читаю сейчас воспоминания о Гоголе Николае Васильевиче. Интереснейшая была личность. Вот яркий эпизод из его юности:

На основании принятой от поляков  пословицы: "шляхтич  на своем огороде равен воеводе", в Малороссии  считается  преступлением  нарушить спокойствие владельца; но я был очень  сговорчив и первый полез через плетень. Внезапное наше появление произвело  тревогу. Собаки лаяли, злобно кидаясь на нас, куры с криком и кудахтаньем  разбежались, и мы не  успели сделать двадцати шагов, как увидели высокую  дебелую  молодицу, с грудным ребенком на руках, который жевал пирог с вишнями и выпачкал себе лицо до ушей.
     -- Эй,  вы, школяры! --  закричала  она.  --  Зачем?  Что  тут  забыли? Убирайтесь, пока не досталось по шеям!
     -- Вот злючка!  -- сказал Гоголь и смело продолжал итти; я не  отставал от него.
     --  Что ж, не слышите? -- продолжала  молодица, озлобляясь. -- Оглохли?
Вон, говорю, курохваты,  а не  то  позову чоловика  (мужа), так  он вам ноги поперебивает, чтоб в другой раз через чужие плетни не лазили!
     -- Постой, -- пробормотал Гоголь, -- я тебя еще не так рассержу!
     -- Что вам нужно?.. Зачем пришли,  ироды? -- грозно спросила  молодица, остановясь в нескольких от нас шагах.
     --  Нам  сказали,  --  отвечал  спокойно Гоголь,  --  что  здесь  живет молодица, у которой дитина похожа на поросенка.
     --  Что такое? -- воскликнула молодица, с недоумением посматривая то на нас, то на свое детище.
     --  Да вот  оно! --  вскричал  Гоголь, указывая  на  ребенка. --  Какое сходство, настоящий поросенок!
     -- Удивительное, чистейший поросенок! -- подхватил  я, захохотав во все горло.
     -- Как!  моя дитина похожа  на поросенка! -- заревела молодица, бледнея от злости. -- Шибеники *, чтоб вы  не дождали завтрашнего дня,  сто  болячек вам!..  Остапе,  Остапе! -- закричала она, как будто ее  резали. --  Скорей, Остапе!.. -- и кинулась навстречу  мужу,  который не спеша подходил  к нам с заступом в руках.


    * Достойные виселицы, сорванцы.

     --  Бей  их  заступом! -- вопила  молодица, указывая  на нас.  --  Бей, говорю, шибеников! Знаешь ли, что они говорят?..
     --  Чего  ты так  раскудахталась? -- спросил мужик,  остановясь.  --  Я думал, что с тебя кожу сдирают.
     -- Послушай, Остапе, что эти богомерзкие школяры, ироды, выгадывают, -- задыхаясь  от  злобы, говорила молодица,  -- рассказывают,  что наша  дитина похожа на поросенка!
     -- Что  ж,  может быть и правда, --  отвечал мужик  хладнокровно,-- это тебе за то, что ты меня кабаном называешь.
     Нет   слов  выразить  бешенство  молодицы.  Она  бранилась,  плевалась, проклинала  мужа,  нас и  с ругательствами,  угрозами отправилась в хату. Не ожидая  такой  благополучной  развязки,  мы  очень  обрадовались,  а  Остап, понурившись, стоял, опершись на заступ.
     -- Что вам нужно, панычи? -- спросил он, когда брань его жены затихла.
     Мы пробираемся на ту сторону, -- сказал Гоголь, указывая на лес.
     -- Ступайте ж по этой дорожке; через  хату вам было бы ближе, да теперь там не безопасно; жена моя не охотница до шуток и может вас поколотить.
     Едва мы сделали несколько шагов, Остап остановил нас.
     -- Послушайте,  панычи,  если вы увидите мою жену,  не трогайте  ее, не дразните, теперь и без того мне будет с нею возни на целую неделю.
     -- Если мы ее увидим, -- сказал Гоголь, улыбаясь, -- то помиримся.
     -- Не докажете этого, нет; вы не знаете моей жинки: станете мириться -- еще хуже разбесите!
     Мы пошли по указанной дорожке.
     --  Сколько  юмору, ума,  такта!  -- сказал  с  одушевлением Гоголь. -- Другой бы затеял драку, и бог знает, чем бы вся эта история кончилась, а  он поступил  как  самый  тонкий  дипломат:  все  обратил  в шутку  -- настоящий Безбородко!
     Выйдя из  левады, мы повернули налево и, подходя к хате Остапа, увидели жену его, стоявшую возле дверей. Ребенка держала она на левой руке, а правая вооружена была  толстой палкой.  Лицо ее было бледно,  а  из-под нахмуренных бровей злобно сверкали черные глаза. Гоголь повернулся к ней.
     -- Не трогайте ее, -- сказал я, -- она еще вытянет вас палкой.
     -- Не бойтесь, все кончится благополучно.
     --  Не подходи! -- закричала молодица, замахиваясь палкой.  -- Ей-богу, ударю!
     -- Бессовестная, бога ты не боишься,--  говорил Гоголь, подходя к ней и не обращая внимания  на  угрозы. -- Ну, скажи на  милость, как  тебе не грех думать, что твоя дитина похожа на поросенка?
     -- Зачем же ты это говорил?
     -- Дура! шуток не понимаешь, а еще хотела, чтоб Остап заступом проломал нам головы;  ведь ты знаешь, кто это такой? -- шепнул  Гоголь,  показывая на меня. -- Это из суда чиновник, приехал взыскивать недоимку.
     -- Зачем же вы, как злодии (воры), лазите по плетням да собак дразните!
     --  Ну,  полно  же, не  к лицу  такой  красивой  молодице сердиться. -- Славный у тебя хлопчик, знатный  из него выйдет  писарчук:  когда  вырастет, громада выберет его в головы.
     Гоголь погладил по голове ребенка, и я подошел и также поласкал дитя.
     --  Не выберут, -- отвечала молодица смягчаясь, -- мы бедны, а в головы выбирают только богатых.
     -- Ну так в москали возьмут.
     -- Боже сохрани!
     --  Эка  важность! в унтера  произведут,  придет  до тебя  в  отпуск  в крестах, таким  молодцом, что все село будет снимать перед ним шапки, а  как пойдет по улице, да брязнет шпорами, сабелькой, так дивчата будут глядеть на него да облизываться. "Чей это, -- спросят, -- служивый?" Как тебя зовут?..
     -- Мартой.
     --  Мартин,  скажут, да и молодец же какой, точно намалеванный! А потом не  придет  уже, а  приедет  к тебе тройкой  в кибитке,  офицером  и всякого богатства с собой навезет и гостинцев.
     -- Что это вы выгадываете -- можно ли?
     -- А почему ж нет? Мало ли Теперь из унтеров выслуживаются в офицеры!
     -- Да, конечно; вот Оксанин пятый год уже офицером и Петров также, чуть ли городничим не поставили его к Лохвицу.
     -- Вот и твоего также поставят городничим в Ромен, Тогда-то заживешь! в каком будешь почете, уважении, оденут тебя, как пани.
     --  Полно  вам выгадывать неподобное! --  вскричала  молодица, радостно захохотав. -- Можно ли человеку дожить до такого счастья?
     Тут Гоголь с необыкновенной увлекательностью начал описывать привольное ее житье в Ромнах: как квартальные будут перед нею расталкивать народ, когда она войдет в  церковь, как  купцы  будут угощать ее и подносить  варенуху на серебряном подносе, низко  кланяясь и  величая  сударыней  матушкой; как  во время  ярмарки  она  будет  ходить  по лавкам  и  брать  на  выбор,  как  из
собственного сундука, разные товары бесплатно; как сын ее женится на богатой панночке и тому подобное. Молодица слушала Гоголя  с  напряженным вниманием, ловила каждое  его  слово.  Глаза  ее сияли  радостно; щеки покрылись  ярким румянцем.
     -- Бедный мой Аверко, --  восклицала  она, нежно прижимая дитя к груди, -- смеются над нами, смеются!
     Но Аверко не льнул к груди  матери, а пристально смотрел на Гоголя, как будто  понимал и  также интересовался его рассказом,  и  когда он кончил, то Аверко,  как  бы  в  награду,  подал  ему  свой  недоеденный  пирог,  сказав отрывисто: "На!"
     --  Видишь ли, какой разумный и добрый, --  сказал Гоголь, --  вот  что значит казак: еще на руках, а уже разумнее своей матери; а ты еще умничаешь, да хочешь верховодить над мужем,  и сердилась  на  него  за  то, что он  нам костей не переломал.
     Простите, паночку, -- отвечала молодица, низко кланяясь, -- я не знала, что  вы  такие добрые панычи. Сказано: у бабы волос долгий, а  ум  короткий.
Конечно, жена всегда глупее чоловика и должна слушать и  повиноваться ему -- так и в святом писании написано.
     Остап показался из-за угла хаты и прервал речь Марты.
     --  Третий год женат, -- сказал он, с удивлением посматривая на Гоголя, --  и впервые  пришлось услышать от жены разумное слово.  Нет, панычу,  воля ваша,  а вы что-то не простое, я  шел сюда  и боялся, чтоб она  вам носов не откусила, аж смотрю, вы ее в ягничку (овечку) обернули.


Все таки малоросы совсем иной, отличный от великоросов, народ. И москалей за иных считали уже тогда.
Tags: Гоголь, мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo burckina_new december 25, 12:59 29
Buy for 60 tokens
Для начала хочу сообщить, что недавно сайт " Истмат" хотели сделать платным для желающих скачивать оттуда исторические документы и статистические материалы, но решили не идти на это шаг из-за соображений, что информация должна быть всем доступная и бесплатная. Это была хорошая новость, а…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments