burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

Categories:

Про голод 1947 года

Описание голода 1947 года, который нынешняя антисоветская пропаганда подает, как еще одно "преступление сталинского режима" после т.н. голодомора 1933 года. Причины его понятны и в них нет никакого состава преступления, впрочем, как в 1933 году. В обоих случаях имело место быть наложение двух обстоятельств, не подконтрольных правительству СССР: климатических (засуха, неурожай) и разрушенная войной колхозная система. В 1933 году колхозная система была еще слаба и не могла должным образом отреагировать на саботаж сельхозработ крестьянства Украины и Северного Кавказа. Не приставишь ведь к каждому по НКВДшнику с наганом, чтобы он свою скотину не резал, готовя сам себе и своей семье смертный приговор?

Но вернемся в голодный 1947 год. Мне шесть лет. Кушать хочется постоянно. Организм требует мяса, а ему в ограниченном количестве предлагают картошку.

Сегодня анализируя обеспечение продуктами нашей семьи, полным голодом его назвать трудно. Да не было хлеба. Да забыли, как пахнет мясо. Надоел борщ с грибами, которых тоже было не слишком много. Отсутствовал сахар, но ведь было молоко, были масло, творог и полный подвал картошки. Правда, он был как-то и не совсем наш, но об этом ниже. Из этого времени мне вспоминается история о разделе грибов сваренных в борще. Семья большая и на всех их не хватало. Что бы решить проблему «по-справедливости» старший брат Алексей(1928 г.р.) предложил меряться на емке (емка – черенок от ухвата). Смысл в том, что один бросает емку вверх второй ее ловит. Затем, остальные накладывают, свои руки до верха емки. Выигрывает тот, чья рука окажется сверху. Кто выиграл тот с грибами. Вроде бы все действительно по справедливости. За исключением того, что старшие братья могли регулировать сжатие руки, а значит и до некоторой степени влиять на конечный результат, что противоречит первоначально заявленному принципу. В течение некоторого времени выигрывали Алексей и Петр(1930 г.р.) , которые делились со мной как самым маленьким. Сеня же грибов не получал и в конце концов за одним из обедов не выдержал и от такой «справедливости» заплакал. Решением мамы грибная лотерея была прекращена и в последующем делила она сама. По принципу - « по немного, но всем». Всем кроме себя.

Необходимо отметить важную деталь все ели из одной миски и если там попадался лакомый кусочек, то каждый член семьи старался его оттолкнуть от себя. Было голодно, но жадности не было. Было даже как - то стыдно показать окружающим, что ты хочешь кушать.

До сих пор не могу забыть, как я пришел к соседям (Коцур) во время обеда их семьи. Семья большая, пятеро детей и двое взрослых. Дядя Петр инвалид войны, ходил на протезе и работал заведующим колхозным складом. Бывал в их доме хлебушек чаще, чем в других. И меня, его дочери Елена и Мария частенько кусочком хлеба угощали. Жили мы с соседями очень дружно, как одна семья. И вот тетя Катя приглашает меня садиться за стол обедать, а я отказываюсь, мотивируя тем, что уже поел дома. Садиться за стол отказался, но отвести взгляд от лежащей на столе полбуханки хлеба было выше моих сил.

Дядя Петр заметил это и, отрезав солидный кусок хлеба, протягивая мне, говорит: «Я знаю, ты дома хорошо наелся, но вот попробуй какой у нас хлеб». Отказать в просьбе я не смог.

Что бы как- то спасти нас от голода мама приняла предложение председателя колхоза Филиппа Делец разместить в нашем доме мини крахмальный завод. Из двух одна комната была заводом, а в другой жили мы. Подвал же где хранился картофель, для завода был общим. Что поделаешь - делились.

Другим семьям было труднее. Особенно страшна была весна. В пищу употреблялось все. Ели лебеду, крапиву, первый щавель, растущий на Большом и Малом Островах. Цветы акаций ( до сих пор ощущаю их сладковато приторный вкус) ели сырыми и подмешивали в хлеб.

Толпы людей ходили весной по еще не совсем оттаявшей земле и собирали то, что осталось после уборки картофеля осенью. Затем этот гнилой и мерзлый картофель оттаивали, протирали через сито, промывали водой и использовали в пищу оставшийся на дне посуды крахмал. Из него же варили затируху, кисель, а если собирали много, то пекли блины.


Ссылка.

Напоминаю, что сверхсмертность 1947 года составила порядка 400 тыс. человек, а в 1933 году - 900 тыс. человек (цифры для РСФСР):

Для сравнения в 90-е и нулевые средняя ежегодная сверхсмертность, причиной которой было в том числе и массовое недоедание, составляла 500 тыс. человек в год, достигая на пиках по 700-800 тыс. человек. Но либералы об этом молчат, предпочитая вонять всякий раз о "сталинских репрессиях" и "ужасных Голодоморах" 1933 и 1947 гг.
Tags: голод 1947 года, демографические потери, мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 70 tokens
Под обложкой: - актуальные темы и современные тенденции в новых рассказах и повестях наших авторов - ветеранов ББ и дебютантов; - эксклюзивные переводы и критика работ мастера кубинской НФ де Рохаса; - проба пера - повесть Вячеслава Сычева, иллюстрированная Андреем Поздеевым; - ламповые,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments