burckina_new (burckina_new) wrote,
burckina_new
burckina_new

По следам китайских «Моисеев»-2: Земельный вопрос.

Коллега wwold обратил внимание на один важный момент в По следам китайских «Моисеев»-2: Земельный вопрос.
Именно в такое общество могло превратиться Россия, идя путем Столыпина и НЭПа. Тупиковым путем к мальтузианской ловушке.

Чтобы продолжить повествование о приключениях китайских «Моисеев» - нужно осветить ещё один вопрос, без которого невозможно понимания происходящих событий, в то время как вставка его в основное описание – существенно перегрузит текст. Итак, перефразируя Булгакова можно было заметить, что русский китайский крестьянин был хорошим, законопослушным человеком, но его испортил земельный вопрос.

В принципе, коммунисты Китая изначально двигались в парадигме классического марксизма, который делал ставку на индустриальных рабочих, которых в Китае было не густо. Ещё хуже было с их сознательностью. При этом Гоминьдан, который так же строился по большевистским лекалам – то же ориентировался на городское население, включая рабочих, с которыми умел работать. В общем, в конце 20-х коммунисты Китая битву за город проиграли. Не удивительно, что наиболее прозорливые члены партии стали искать другие революционные силы, присутствующие в стране. И таковые нашлись, ибо нет дыма без огня. Традиционно в Китае основным источником бузы – были крестьянские войны, имеющий под собой базис аграрного перенаселения. Тоже самое было и в этот раз, но со своей спецификой, отличной от российский реалий того времени.

Здесь дам выдержки из книги Александра Панькова «Мао Дзэдун», которые вполне подробно и доходчиво описывают сложившуюся ситуацию:

Ведь на самом-то деле ни в Хунани, ни в Хубэе и ни в Цзянси крестьянство по собственной воле против дичжу не восставало! Вслед за продвижением колонн Национально-революционной армии в деревнях усиливалось не спонтанное движение земледельцев-тружеников, а волнение люмпенов, то есть той части сельского населения, которая испокон веку рассматривалась самими крестьянами как наиболее деструктивный фактор их общественной жизни! Дело в том, что одной из характерных черт деревенской жизни в Китае был раскол общества не на дворян и крестьян, как в России, а на две другие, глубоко антагонистические части: имущую, включавшую в себя не только богатых, но и вообще всех, кто мог прокормиться, и неимущую, люмпенскую. Обрабатываемой земли в Китае из-за колоссального аграрного перенаселения на всех не хватало, так что даже арендатор, как бы беден он ни был, чувствовал себя счастливцем в сравнении с оборванцами, наводнявшими сельские дороги. Иными словами, пропасть между трудящимся земледельцем и люмпеном была колоссальной, во сто раз больше, чем между богатым и бедным крестьянином. Важную роль играло и то, что в Китае, как мы помним, никогда не существовало сословных разграничений (на «крестьян» и «помещиков»); все землевладельцы различались только по уровню имущественного достатка: на дичжу (крупных и мелких) и крестьян (нунминь).Это, конечно, не значит, что внутри самого класса земледельцев противоречий не было, но все они обычно отступали на второй план перед люмпенской опасностью. Последняя грозила всем крестьянам грабежом и насилием, а потому перед ее лицом даже безземельные арендаторы, как правило, предпочитали вставать на сторону хозяев земли.

Кровнородственные связи крестьян были сильнее их классового сознания. Тем более что своих арендаторов — членов клана богатые общинники не сильно эксплуатировали, сдавая им землю, как правило, на льготных условиях. Нередко бедные родственники имели право даже на выгодную аренду земель, находившихся в коллективной клановой собственности. Пользовались они и протекцией со стороны боевых дружин (так называемых миньтуаней —«народных отрядов»), находившихся на содержании деревенских верхов. А это было особенно важно. И не только при столкновении крестьян с бандитами-люмпенами, но и при острых межклановых конфликтах, случавшихся довольно часто, особенно в тех волостях на юге Китая, где существовало традиционное разделение общества на богатые и бедные кланы. К бедным кланам, как правило, относились патронимии, переселившиеся в южные провинции с севера много веков назад, но так и не ассимилировавшиеся (ни в культурном, ни в бытовом отношениях) с местными жителями. Южане и в XX веке презрительно именовали их хакка (так на диалекте самих пришельцев звучит слово кэцзя— гости). Тем же словом, хакка, называли и всяких других переселенцев. В целом в Китае тех, кто относился к хакка, насчитывалось свыше 30 миллионов человек, но их кланы были разбросаны по большой территории Южного Китая — от Сычуани на западе до Фуцзяни на востоке. Хозяйские кланы ( бэньди —коренные жители) не пускали пришлых на плодородные земли, и те вынуждены были жить в горных, мало пригодных для сельского хозяйства местах. Вследствие этого им из века в век приходилось арендовать землю у старожилов, которые, разумеется, не упускали возможности нажиться за счет мигрантов. Четверть же пришлого населения вообще не имела работы. Эти люди либо занимались бандитизмом, либо нищенствовали. Бедность среди хакка была такая, что в большинстве семей даже рис считался деликатесом. Ели его не более трех месяцев в году. Но страшнее нужды было каждодневное унижение. Коренные жители презирали их за многое: за то, что разговаривали на своем диалекте, что женщины их никогда не бинтовали ног, а главное — за то, что когда-то, пусть и давным-давно, хакка «предали» свою малую родину. «Уйдя с насиженных земель, они проявили неуважение к памяти своих предков, — рассуждали бэньди. —Как же можно уважать таких людей!» Понятно поэтому, что угнетенные кланы время от времени восставали, и тогда война шла не на жизнь, а на смерть, часто до полного истребления той патронимии, которая оказывалась слабее

Люмпен-пауперская опасность, конечно, сглаживала межклановые противоречия, но совсем их не устраняла, и то, что жизнь в Китае не превращалась в беспрерывную войну кланов, объяснялось во многом тем, что у всех крестьян был помимо люмпенов и еще один общий враг — государство. От него, вернее от его налогов, алчных чиновников и милитаристов-олигархов, страдали все: и те, кто владел землей, и те, кто ее арендовал: ведь при повышении уровня налогового обложения собственники земли — налогоплательщики вынуждены были взвинчивать ренту. Ситуация была вопиюща: опираясь на военную силу, милитаристы буквально грабили сельское население. Налоги, в том числе не только земельный, но и десятки дополнительных (на ирригацию, борьбу со стихийными бедствиями и т. д.), росли не по дням, а по часам. А брали их обычно за несколько лет вперед (в конце 1925 года, например, в некоторых уездах Хунани земельный налог был собран уже за 1931 год!). То и дело производились поборы, крестьян заставляли преподносить подарки чиновникам, устраивать для них дорогие застолья, выполнять другие повинности. Беспредел был на руку только той части деревенских верхов, которая в силу родственных или иных каких-либо связей пользовалась покровительством бюрократии и армейских чинов.

В общем, не удивительно, что Мао нашёл в деревне много горючего материала. Не сразу, а путём проб и ошибок он подобрал ту консистенцию, которая превратилась в силу, способную смести в лица земли не только внешних, но и внутренних врагов. Но коммунисты и в частности Мао в данном случае послужили не столько источником пожара – сколько силой, способной обуздать и направить в нужное русло разрушительную энергию хаоса, разбушевавшуюся в китайской деревне. По большому счёту, они возглавили крестьянскую войну традиционную для аграрного Китая, а это значит, что в их руки попал тот мощный ресурс, который не раз перекраивал историю страны в прошлом. Перекроил он и в этот раз. Впрочем, путь к победе был долог и труден.

Recent Posts from This Journal

promo burckina_new august 28, 22:04 69
Buy for 60 tokens
Я в старом своем блоге пытался привлечь внимание и организовать помощь одной семье из глубинки с ребенком с тяжелой степенью ДЦП. Понятно, что нет никаких шансов на выздоровление, что черноглазый, симпатичный Никитка всю жизнь обречен быть инвалидом-колясочником. Сайт с помощью которого они…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments